ОБЕСПЕЧЕННОСТЬ БУМАЖНЫХ ДЕНЕГ

Новенькая чистая идея, которая появилась в последней главе, выросшая среди грязи предубеждений, теперь должна быть защищена холодным ветром сомнений. Пусть её обдует этот ветерок, пока она не окрепнет и не станет ветвистым кустом, покрытым шипами. Идея бумажных денег должна обыкновенному человеку внушать уверенность, а не заставлять его теряться в сомнениях. Немецкий крестьянин, который до сих пор предпочитает хранить сбережения в серебре, а не в золоте, должен преодолеть себя и начинать пользоваться бумажными деньгами, потому что даже в его непрошибаемую ничем голову уже залезли сомнения о том, что так ли уж надёжно золото, так ли уж надёжно серебро, может стоит хранить деньги в бумажках?

Вопрос поэтому состоит сейчас в том, чтобы не только показать ему, что бумажные деньги в принципе возможны, но также и в том, что они надёжны и "обеспечены". Я хочу доказать, что если металлические деньги, даже без нарушения закона, могут быть уничтожены государством же, а вот бумажные деньги могут пропасть и пропадут ТОЛЬКО при с разрушением государства!

Утверждение Отто Арендта, что "Наша немецкая марка - это одна 1392-ая часть фунта золота" не может быть опровергнута авторитетом немецких законов о деньгах. Ни один закон не защищает владельца золота от такой юридической интерпретации сущности денег. Да, надпись на прежних немецких монетах "XXX один фунт чистого серебра" или надпись на нынешних банкнотах "Банк (или госбанк) обещает заплатить владельцу этой бумаги... и т. д." показывают, что составители этих надписей разделяют точку зрения герра Арендта на природу металлических денег. Поэтому мы легко можем представить себе следующее: государство, по каким-то причинам, отказывается от монополии золота, как денег, точно так же, как оно это проделало недавно с серебром. Но вместо обмена старых монет на новые деньги, государство молотком ударяет по каждой монете, сплющивает её и возвращает владельцу со словами: "Ну вот, как вы и просили, в соответствие с надписью, вам полагается столько-то золота. Получите!" Но это золото уже не будет деньгами. Ведь государство уже приняло новые деньги, а золото в виде денег больше не признаёт, и за золото (а не за золотые монеты) новые деньги получить нельзя. Золотые монеты были, по словам разъяснителей внутренне присущей золоту ценности, надёжно защищены тем, что они - золотые. Таким образом, вы...

(пропущена страница, увы - примечание переводчика)

Поэтому-то дело обстоит именно так: государство, росчерком пера, взяло и лишило серебро монополии денег. Давайте не будем думать, что для такого решительного акта потребовались годы широкого народного движения за лишение серебра всех привилегий, которое оно имело в течение тысячелетий в качестве денег. "Великая монетарная реформа" была внедрена в Германии несколькими болтунами без риска для себя со стороны нескольких других болтунов. Прочитайте, пожалуйста, если у вас найдётся время и терпение, эти словесные дуэли, на фоне которых происходила эта самая реформа, - ведь волосы дыбом встают! Совершенно пустые фразы, идиотские теории, тупые умозаключения, невнятные выводы и призывы - вот, собственно, и весь конфликт не так давно минувших дней по поводу проведения монетарной реформы; кто кого победил в споре - неизвестно, но шуму было очень много. Но никто ничего не сказал о том, каким должен быть агент - деньги, средство обмена, никто ничего не сказал, как будет вести себя этот агент при обмене товаров и услуг, никто не вымолвил ни слова о разделении труда. Действительно, немецкая марка ничего не стоит, кроме той пресловутой одной 1392-ой фунта золота.

Любые мысли о предпочтении золотого стандарта были воспринимаемы как само собой разумеющиеся; ничего не было проверено; ни один учёный не поразмыслил над предметом исследований... куда уж там о самих исследованиях! Даже сейчас, после многих горьких опытов, у нас до сих пор нет юридически корректной формы самого термина "деньги", на которую можно опереться в случае применения монетарных законов и возникающих при этом споров.

Неоспоримым фактом является также и то, что ныне даже образованные люди, не говоря уж о крестьянах или рабочих, имеют совершенно детские представления о природе денег; а уж в стане экономистов вообще творится чёрт знает что. Доказательство? Вот цитата: "многие люди, заслуженные экономисты, НЕ РАЗРАБОТАЛИ ДО СИХ ПОР теорию денег", Кнут Викзель, "Процент и цена.

(*Послевоенное испытание инфляцией, дефляцией и стабилизацией убедило большинство людей, что валютный стандарт является базовой основой жизни нации. Однако новая конституция Германской республики не произносит о валютном стандарте ни слова. После того как немецкое правительство устроило небывалую инфляцию (какой ещё не знал мир!), юристы и парламентарии с чисто тевтонской обстоятельностью устроили продолжительные дебаты по поводу цвета национального флага и полностью забыли определить, а что же есть СТАНДАРТ немецких денег!)

В этих условиях нас можно полностью извинить за вопрос: ну, а где же безопасность, где покрытие немецких денег, т. е. немецкой марки? Ведь уже понятно, что в металлах этой безопасности нет. Это уже стало ясно при замене серебра на золото, где серебро всё ж таки было крепче связано с чисто немецкими деньгами, чем золото, но ведь взяли и заменили металл. И всё.

Не гарантирует безопасность денег и закон, ибо нет самого определения того, что же есть немецкая марка. Вы только представьте себе, нет такого закона вообще! Отсюда вопрос - что, по закону, есть немецкая марка? На него можно дать крайне уклончиво-интеллигентный ответ: "Одна марка равна 100 пфеннигам". Вот, собственно, и весь ответ. И такой ответ даст любой, кого ни спроси!

Единственно возможным обеспечением денег будет обучение определённого количества людей правильной монетарной теории, и вот они-то, при возникновении вопросов о том, а как меняющиеся законы будут воздействовать на валютную систему, дадут квалифицированный ответ, основанный на правильном анализе ситуации... другими словами, профессионально смогут защитить марку от жуликов и прохиндеев. Но в настоящее время толковых и знающих людей нет, широкой общественности, народу этот вопрос глубоко неинтересен, наука, пресса, бизнесмены тоже молчат. Неужели выработка монетарной теории так трудна, что мы не можем отобрать среди миллионов людей несколько десятков профессионалов для обсуждения этой проблемы и её последующего решения?

В каком состоянии сейчас находится "защищённость" немецкой марки? Кто и что защитит её от манипуляторов и воров? Листовки общества защиты немецкого золотого стандарта? А не эти ли люди являются теми самыми жуликами? Ведь, если внимательно рассмотреть эти листовки, то становится ясно, что у авторов вообще нет понятия о том, как реально функционируют деньги, что должны делать деньги, как они должны это делать. Нет ни одного упоминания того факта, что деньги призваны обеспечивать, увеличивать и удешевлять процесс обменов продуктов; что рынок, а не металлическое содержание, не вес монет являются критерием качества денег. В общем, из листовок о деньгах можно узнать только то, что они - деньги, причём с точки зрения банкира или ювелира. И всё же победа в обсуждении проблемы денег остаётся за этим пресловутым обществом!

То, что металлическое содержание обеспечивает и надёжно защищает немецкую марку мы уже узнали из истории с серебром. Вывод из той истории с заменой серебра на золото столь очевиден, что одно это должно было поставить крест на всех ложных рассуждениях об одной 1392-ой части фунта золота, а также о том, что марка идеально защищена металлическим содержанием монеты.

В добавление ко всему, многие параметры работы денег уже хорошо известны по многочисленным работам, описывающим экономические силы, есть и так называемый закон Грэшема(*): "Золото начинает вымываться из страны, как только партия власти решится на переход к бумажным деньгам или серебру."

(*Закон Грэшема: "Когда в любой стране количество денег превышает необходимость в них при обмене продуктами, результатом является рост цен. Рост цен затрудняет экспорт и поощряет импорт. Баланс международной торговли соответственно начинает показывать дефицит экспорта по отношению к импорту, который с лёгкостью покрывается экспортом золота."

Поэтому-то в 1872-1874 гг., когда в Германию хлынул поток репараций от проигравших в войне французов, немецкий импорт превысил экспорт на 3 646 миллионов марок, т. е. составил точную или почти точную сумму репараций. А до войны экспорт Германии превышал импорт.

Экспорт золота, а это означает ВЫМЫВАНИЕ золота ИЗ страны, уменьшает цены и поэтому автоматически ведёт к восстановлению равновесия между экспортом и импортом. Но если государство не обращает на это никакого внимания, т. е. не видит увеличения вывода золота из страны и продолжает увеличивать количество денег в стране выпуском бумажных денег, то золото будет продолжать уходить из страны ровно до тех пор, пока импортёры не столкнутся с трудностями в попытках купить золото (или иностранные векселя под него) для того, чтобы заплатить за импорт. Эти трудности автоматически переводятся в премию, или в лаж, в золоте же, которая выступает как регулятор международной торговли: будет мешать импорту, а помогать экспорту. Одновременно эта премия делает обращение золота в стране крайне затруднённым, поскольку правительственные учреждения и суды принимают к оплате только бумажные деньги, а сама премия начинает восприниматься как раздражающий всех фактор, а поскольку премия - в золоте, то публика перестаёт принимать платежи в золоте, или становится всё более и более склонной к этому. Таким образом золото перестаёт обращаться, его становится много и оно собирается в банки, где и лежит до поры до времени, пока владельцы не отправят его за границу, куда-нибудь вложить под проценты. В общем, если внутри одной страны золото и бумажные деньги конфликтуют, то бумага всегда выигрывает. Бумажные деньги, или основная валюта, вытесняет своего конкурента - золото, за пределы своей страны; этот "закон" называется законом Грэшема в честь одного государственного деятеля времён королевы Елизаветы, который либо открыл его, либо вернул из небытия.)

Государству, чтобы начеканить больше монет, нужно больше серебра или золота, банк же с гораздо большей лёгкостью напечает бумажек, вот и побежит золото за границу. Но если законом установить, что золото используется, подчиняясь законам, которые ничего не говорят ни о золоте, ни о бумаге, то где здесь обеспеченность золота? Серебро и золото было в обращении во Франции, когда Джон Ло начал экспериментировать с бумажными деньгами. Обеспеченность французских денег была идеальной в то время, но, спустя какое-то время, всё переменилось, в обращении остались одни бумажные деньги и ничего, кроме них. Эксперимент был повторён во время Французской революции с ассигнатами. Результат был тот же. Ещё почти через сто лет, в Германию пришли французские репарации, и рынок снова ВЫМЫЛ золото с помощью бумажных денег. Три раза эксперимент был повторён во Франции, результат - один и тот же. Три раза обеспечение металлом ценности самого себя оказалась иллюзией. В Шотландии, Англии, Австрии, России, Испании, США, Южной Америке металлические деньги бывали в обращении бесчисленное число раз, но, как только власть на местах (аристократия или выборщики народа) желала, она мгновенно вводила бумажные деньги. Результат был тот же самый. Металл никогда и нигде не смог защитить деньги государств от воров и жуликов, точно так же, как это случилось с серебряными талерами для защиты немецких денег.

Вера в то, что марка надёжно защищена от действий финансовых прохвостов своим золотым содержанием - показывает полное игнорирование уроков истории денег.

Теперь отстранимся от закона Грэшема. А кого защитило металлическое содержание денег? Да только случайных держателей монет, а также обладателей четырёх или пяти миллиардов в монетах, которые циркулировали в Германии. А какое значение имеет это большое или не очень большое количество золота по сравнению с 500 миллиардами долгов государства, закладных, векселей, арендных договоров и прочих финансовых бумаг? Эти 500 миллиардов тоже что ли обеспечены пятью миллиардами золота? Нет, единственным обеспечением 500 миллиардов является закон; только закон, а не металлическое содержание монеты определяет значение немецкой марки при выписывании закладной, при получении государственной ценной бумаги, при покупке, и т. д. 40 лет назад все немецкие закладные, ценные бумаги и векселя оплачивались серебром, и всё же закон заставил кредиторово принимать золото.

С этой точки зрения металлические содержание немецкой марки есть абсолютная иллюзия и больше ничего.

ОБЕСПЕЧЕННОСТЬ БУМАЖНЫХ ДЕНЕГ II

В оглавление