КАКОВА ДОЛЖНА БЫТЬ ЦЕНА ДЕНЕГ?

Мы только то показали со всевозможными подробностями важность того, что деньги вполне могут быть сделаны из бумаги, или, другими словами, что бумага-деньги, в отличие от бумаги-не денег позволяет получать бОльшие цены.

Следующий вопрос: насколько выше может быть цена бумажных денег цены бумаги, из которой их делают? Какова должна быть пропорция, соотношение между такими деньгами и продуктами?

Это - очень важный вопрос, в нём заключается интерес производителя. Самый главный его интерес. Производителям всё равно, из какого материала сделаны деньги, для них материал - просто балласт, совершенно ненужный; их внимание всегда, целиком и полностью приковано к другой проблеме - СКОЛЬКО денег вы можете дать мне за мою корову?, или - СКОЛЬКО вы можете предложить за этот инструмент? Ибо от ответа на такой вопрос зависит успех или неудача целого цикла производства.

Если между соотношением денег и продуктами происходит ИЗМЕНЕНИЕ, то каждый продающий продукты получит либо БОЛЬШЕ, либо МЕНЬШЕ денег, а соответственно он сможет затем купить либо БОЛЬШЕ, либо МЕНЬШЕ других продуктов. С этой точки зрения изменение цены денег будет очень волновать (и волнует) всех и каждого.

Но ведь каждый из нас не бросается покупать продукты лишь только получит деньги в руки! Поэтому для людей очень важно, изменятся ли за какой-то период времени цены (за период, когда человек что-то продал, получил за это деньги и ровно до того времени, как он эти деньги потратил!), т. е. между продажей и покупкой. Ещё больше волнуют эти проблемы кредиторов и должников. Перед ними всегда встаёт другой вопрос - сколько я должен продать своих продуктов, чтобы быть способным заплатить процент на взятый в долг капитал? (или - сколько я получу денег в виде процента от того, что должник продаст свой продукт и начнёт возвращать мне долг?) - этот вопрос просто архиважен. Мы далее увидим, что вопрос цены, рассматриваемый с простой технической точки зрения коммерции, определяет продолжение или НЕ продолжение процесса обмена продуктами, а это уже напрямую касается разделения труда, фундамента экономики.

Для того, чтобы проиллюстрировать важность вопроса цены, давайте рассмотрим взаимоотношения между кредитором и должником.

Активы должника (того, кто отдал в заклад своё имущество, эмиссионера ценных бумаг, владельца страхового полиса, налогоплательщика) обычно состоят из продуктов, техники, земли, скота, тогда как его ОБЯЗАТЕЛЬСТВА всегда сводятся к определённой сумме денег. А должник может перевести своё имущество или активы в деньги, только либо продав их, либо произведя что-то (какой-то продукт) и продав уже его.

Если соотношение между деньгами и продуктами изменяется, изменяется также и соотношение между активами должника и его собственными обязательствами перед кредитором, причём ясно, что в тех же самых пропорциях. Предположим, к примеру, что цена на зерно составляет $62 за тонну (цена в Германии после введения импортной пошлины на зерно) и что какому-то фермеру нужна одна четверть его урожая, чтобы заплатить налоги, страховку и оплатить процент на занятый им капитал, включая выкупной платёж по закладной (или просто ренту, если фермер взял землю в аренду). Если изменится размер пошлины на зерно, то этому фермеру придётся отдать на эти платежи уже, допустим, одну треть урожая. А это приведёт к тому, что его собственная прибыль уменьшится, а может и к тому, что он просто разорится.

Ситуация станет обратной с точки зрения кредитора, который получит то, что потеряет его должник, а потеряет то, что его должник приобретёт - и всё из-за колебания цены.

В нынешнее время экономика подсела на кредит. Немецкие должники должны немецким кредиторам что-то около трёх или четырёх сотен миллиардов марок. (*Повторю ещё раз, везде в книге миллиард обозначает 1000 миллионов.) Процент и амортизация на эту сумму может быть получена только из продажи продуктов или труда должников. Малейшее изменение цены способно привести к тому, что на плечи должников опустятся дополнительные миллиарды марок к оплате. Разумеется, кредиторы эти дополнительные миллиарды получат.

Простое падение цен на 1%, ну самое распространённое в нынешних условиях деньгах золотого стандарта, так хвалимого, возлагает на немецких должников гораздо больше бремени, чем пять миллиардов репараций, возложенных на Францию после войны 1870 г.

Представим, что налогоплательщик платит ежегодно $100 все свои прямые и косвенные налоги. Уровень изменения между деньгами и продуктом его труда может изменить его выплаты следующим образом: он может посвящать "на налоги" десять дней, двадцать или пятьдесят, чтобы ЗАРАБОТАТЬ эти деньги. Представили?

Вопрос: нужна ли нам такая монетарная политика, которая увеличивает тяжесть долгов для должника и улучшает доходность кредитора, или нам нужно стремиться к постоянному уменьшению цен, чтобы облегчить бремя для всех? Кому предоставить право решать этот вопрос: кредиторам или должникам? Неужели нам нужно отдавать вопрос решения этой проблемы в руки эгоистов? Ответ будет таким: частный интерес некоторых индивидуумов не должен превалировать в решении чисто денежных проблем, в денежной политике. Деньги должны регулироваться в интересах ВСЕХ людей, принимающих участие в экономической жизни, В ЦЕЛОМ, а не в интересах отдельных членов общества.

Независимо от времени и места деньги должны всегда выражать цену, которую они стоят сегодня. То, что держатель денег заплатил за продукт сегодня, он должен получить завтра, десять лет спустя. Только в этом случае должник расплатится с кредитором точно. Сколько получил, столько и отдал.

Это настолько очевидно, что не требует доказательств.

КАК ЦЕНА ДЕНЕГ МОЖЕТ БЫТЬ ВЫСЧИТАНА ОЧЕНЬ ТОЧНО

В оглавление