ПОЧЕМУ ДЕНЬГИ МОЖНО ДЕЛАТЬ ИЗ БУМАГИ II

ОБЪЯСНЕНИЕ ФАКТА

Если человек хочет приобрести/достать что-то, и если так получается, что желаемый предмет находится в руках другого человека, и никаким иным образом этот предмет у него забрать невозможно, то обычно нуждающийся склонен что-то предложить владельцу этого предмета в обмен - или, грубо говоря, как-то соблазняет его на отдачу этого предмета через обмен на то, что у него есть. Другими словами, нуждающийся соблазняет имеющего, предлагая последнему обмен. Причём, соблазнять первый второго должен даже тогда, когда второму этот предмет, возможно, вовсе и не нужен. Может так статься, что второй находит в обладании этим предметом какую-то особую гордость, либо просто не склонен с ним расставаться просто так, либо - готов, но только в обмен на что-то другое; разумеется, мы не рассматриваем тот случай, когда второй хранит предмет просто для того, чтобы отдать в какое-то время его тому, кому он будет просто полезен. Так бывает, но очень редко. Чаще бывает по-другому: чем острее нужда первого в предмете второго человека, тем более "высокое", более невыполнимое требование в плане обмена заломит второй.

Рассмотренная нами выше картина всем нам очень знакома, для многих она настолько очевидна, что её многие не считают нужным даже обговаривать - и так всё ясно; но, самое интересное, насколько я знаю, такое описание даётся в экономической литературе В ПЕРВЫЙ РАЗ. Хотя именно такая ситуация и составляет основной, фундаментальный закон экономической жизни, то бишь коммерции. Она описывает базовые отношения, возникающие между людьми, которые живут в обществах и государствах, а также между людьми и государством самим.

Сие "эпохальное" открытие ни в коей не мере не более глупое или очевидное, чем открытие Ньютоном закона о притяжении. К тому же оно имеет в себе фундаментальную важность для экономической науки. Точно так же, как открытие Ньютона имеет для физики.

Через приобретение во владение некоего предмета, который является для нас бесполезным, но который, как мы предполагаем или знаем точно, представляет интерес для других людей, у нас в голове есть только одна цель - а именно: смутить этим остальных и воспользоваться этим смущением. Наша цель ростовщичество, т. е. приведение людей в смущение, с последующей эксплуатацией этого - является обычной практикой ростовщиков.

Тот факт, что смущению поддаются обе стороны, возможно смягчает остроту ситуации, но это вовсе не отрицает того, что эксплуатация нужды соседа есть чистая правда (*Не надо представлять себе дрожащих от холода попрошаек в этой связи. Рокфеллер тоже пребывал в "смущении", когда выяснилось, что есть и другие виды топлива, помимо нефти, а это прямо влияло на его доход. Крупп "смущался", когда нужда в расширении его производств требовала скупки близлежащих полей крестьян.); взаимный "разбой" (грабёж друг друга) с применением всех хитростей торговли - это есть, без сомнений, основание ВСЕЙ экономической деятельности. Именно на этом основании построена вся "кухня" обменов; именно это является фундаментальным экономическим законом, который автоматически регулирует взаимоотношения сторон в процессе обмена, т. е., консенсус в виде установленной цены продажи-покупки. Убери этот фундамент - и вся экономика рухнет в одночасье. Единственный метод обмена товаров, услуг, всего на свете - останется тот, что описывается в христианстве, социализме, коммунизме или других методах взаимного обмена, не основанного ни на чём, кроме братской дружбы.

Нуждаются ли приведённые примеры в дополнительном объяснении?

Почему на почте мы платим несколько центов за отправку письма и ещё один цент за конверт, хотя вроде бы делаем один процесс, одно дело - отправляем сообщение? Потому что тот, кто отправляет письмо, имеет какие-то причины для посылки этого письма, тогда как посылка того же сообщения без конверта была бы невозможной или гораздо выше. Отправитель поэтому в смущении, а почта - нет, поэтому отправитель платит и за конверт, и за его отправку.

Или, ещё пример: почему аптеки в Германии с запасом товаров на 10 000 марок продаются за полмиллиона? Потому что у аптек есть привилегии, дарованные им государством, к примеру, назначать те цены за лекарства, которые аптеки сочтут нужными. (Данное объяснение правильно, но не следует забывать, что государство, в обмен на привилегии, тоже кое-что требует от аптек - того же проведения научных исследований и специального обучения персонала).

Или: почему цены на зерно в Германии часто растут несмотря на прекрасные урожаи? А потому что импортная пошлина исключает соревновательность, а немецкий крестьянин знает, что зерно его всё равно купят.

Резонно подмечено, что цены поднимаются или опускаются в связи с "состоянием рынка". Давайте проигнорируем личные мотивы, личные действия, не будем искать и конкретного козла отпущения - того самого отвратительного ростовщика, а скажем так: цены определяются только спросом и предложением; с другой стороны, а как спрос и предложение и "состояние рынка" будут существовать без живых людей, агентов рынка, которые, собственно, и делают каждый раз совершенно конкретные покупки и продажи? Это именно они, живущие на свете люди, и являются причинами колебаний цен, а также состояния рынка - и рынок есть их инструмент. Разберём, кто есть эти агенты? Да мы и есть. Мы - люди. Каждый, кто приносит на рынок свой продукт, воодушевлён тем самым духом ростовщичества, т. е. - мыслью о том, как бы ему заполучить самую высокую цену за свой продукт, которая нынешняя ситуация рынка только может позволить. И каждый находит нужным оправдывать себя, говоря что-то о рынке, о некоем рынке, который есть как бы сам по себе, тогда как в реальности каждый уже оправдан тем, что эксплуатация ростовщических устремлений всех и каждого всегда является ВЗАИМНОЙ, направленной с ДВУХ СТОРОН.

Каждый человек, и это правда, который вместе с Карлом Марксом предполагает, что товары меняются сами по себе (в соответствии - отметьте это, пожалуйста! - с некоей "присущей им изначально ценностью"), наделяется необходимостью практиковать ростовщичество; ему не надо переживать по поводу того, что у его должника нет, допустим, денег, а кому-то вообще нечего есть. Ведь ростовщичество вызывается не им лично, а его собственностью, и порядком вещей относительно этой собственности. Ведь не человек обменивается продуктами; вакса для чистки сапог сама по себе меняется на шёлк, зерно или кожу. (*Маркс, Капитал, Том 1, стр. 3). Продукт сам по себе вступает в сделку и делает он это потому, что у него есть "внутренне присущая ему ценность".

Те же из вас, кто не способен уловить неуловимую идею характеристики товара прозванную Карлом ценностью, и тем самым воспринимать обмен товаров как некое отстранённое действие само по себе, а сами товары и сам рынок - как приложение к этому действию, смогут отчётливо понять, что нет никакого иного мотива для действия людей на рынке при обмене продуктами, кроме одного-единственного, одинакового для всех без исключения обладателей товаров: дать как можно меньше, а взять - как можно больше. При каждом обмене, от обговаривания зарплат наёмному персоналу до сделок на биржах, мы наблюдаем одно и то же: обе стороны сделки начинают искать информацию о рынке. Продавцы ищут информации о том, нужен ли СРОЧНО покупателям тот товар, который у них имеется, и уж они очень тщательно прячут свою заботу о том, что им позарез самим нужно продать этот товар. Вкратце, если вы ещё сомневаетесь, скоро вы всё равно убедитесь в том, что принцип ростовщичества - есть базовый принцип любой коммерции, а сама разница между ростовщичеством и коммерцией есть разница в уровнях, а не в сути. Торговец, работник, биржевой брокер... у всех у них одна цель - эксплуатировать по максимуму состояние рынка, т. е. всех остальных людей, кроме себя. Возможно, единственным отличием ростовщичества от коммерции является то, что ростовщик всё ж таки более прицельно эксплуатирует других людей. Не в общем, а более выборочно.

Поэтому я повторю: то самое усилие любого человека получить максимум возможного, а взамен дать минимум возможного, и есть та сила, которая двигает и контролирует весь рынок. Т. е. все обмены продуктов.

Необходимо ещё раз уточнить этот момент кристалльно ясно, ибо только осознание и признание этого факта позволит нам полностью понять, почему бумажные деньги возможны в принципе.

Давайте представим, что есть некто Джон, у которого есть бумажные деньги, которые полностью обеспечивают его материальные и духовные нужды, и есть некто Робинсон, которому, по той или иной причине, тоже нужны деньги. И Робинсон спрашивает у Джона, мол, дай мне денег. Знание, которым мы уже обладаем, совершенно очевидно заставит нас признать, что Джон ни за что просто так Робинсону денег не даст.

Но сам по себе факт, что Робинсону ни за что не получить денег Джона, говорит о том, что бумажки Джона стали бумажными деньгами, потому что всё, что мы ожидаем от денег, это то, что они должны стоить БОЛЬШЕ, чем стоимость бумаги, из которых они сделаны. Нельзя получить бумажные деньги просто так. Деньги выполняют свою функцию только потому, что всегда есть те, кто их хочет, а следовательно на него оказывается давление обменять свой продукт на них. (*Ортодоксальные и социалистические экономические теории отрицают возможность такой вот возвратной услуги, и продолжают, идиоты, отрицать и сейчас, потому что наличие возвратной услуги поставит крест на бумаге, как на обмене, а сам обмен станет, по терминологии многих теорий, предполагать в себе "внутренне присущую" или "обменную" ценность. Но ведь мы уже выяснили, что стоимость бумаги не представляет из себя никакой "внутренне присущей" или "обменной" ценности. Можно даже сказать, что ценности, как таковой, вообще нет, потому что связать то, что мы обнаружили, с реальностью, более никак не представляется возможным). Ортодоксальные и социалистические доктрины ценности предполагают, что товар может быть обменян только на то количество ценности, которое в ём присутствует по факту, изначально т. с. (обменная ценность), и, если бумажные деньги гипотетически не обладают оной ценностью, то обмена, при существующей цене, быть никак не должно. По этим теориям, нельзя измерить ценность чего-либо без измерения ценности другого чего-либо. Бумажные деньги и реальные товары - обладают НЕСОСПОСТАВИМЫМИ качествами.)

Чтобы объяснить, как бумажки становятся деньгами, нам остаётся только доказать, как Робинсон может найти выход в заполучении бумажных денег Джона. И доказать это легко.

ПОЧЕМУ ДЕНЬГИ МОЖНО ДЕЛАТЬ ИЗ БУМАГИ III

В оглавление