КРИТЕРИЙ КАЧЕСТВА ДЕНЕГ

Сторонники золотого стандарта приписывают ему величайшее, абсолютное и строго соотносящееся токмо с ним экономическое развитие. Эти миллионы печных фабричных труб, изрыгающих дым в атмосферу, являются эквивалентами жертвенных алтарей, выражают благодарность наций золотому стандарту.

Разумеется, нет ничего удивительного в признании того факта, что некий денежный стандарт может вызвать, или сделает возможным определённый экономический рост. Поскольку деньги делают обмен товаров в принципе возможным, то без обменов товарами не будет никакой работы, прибыли, движения людей, их нормальной жизни, в конце концов. Когда же по тем или иным причинам обмен товаров приостанавливается, то фабрики прекращают дымить.

Сие предположение, повторимся, не таит в себе ничего на первый взгляд сверхестественного. Наоборот, кого ни спроси из промышленников, строителей, владельцев фабрик, судостроителей, да любого производителя, на предмет, а могут ли они производить больше - и каждый ответит, безоговорочно, разумеется, могут. Если бы не одно НО: если бы они смогли ПРОДАТЬ то, что произведут. Ведь деньги делают продажи возможными... или невозможными.

Повсеместный панегирик золотому стандарту должен включать в себя по умолчанию, что его предшественник - биметаллический стандарт - всячески тормозил экономическое развитие. И это не должно вызывать удивления. Ибо деньги, если они способствовать прогрессу могут, точно так же могут ему и препятствовать. А ещё больше об этих важных практических результатах применения разных денег можно сказать, исходя из опыта последних десятилетий. (*Гезель "Золото и мир?" (речь в Берне, 1916 г.).

После принятия Германией золотого стандарта немецкие землевладельцы стали жаловаться на падение цен - и, как следствие, трудности с изысканием средств на погашение процентов по закладным. Для защиты их интересов правительством была изобретена импортная пошлина на зерно, т. к. без этой защиты множество ферм ушло бы с молотка. Но, если цены падали, то кто же тогда купил бы эти фермы? Видимо были бы сформированы крупные землевладения, так же как это "происходило" в Римской империи, потому что падение Рима приписывается именно разорявшимся латифундиям.

Таким образом предположение приверженцев золотого стандарта включает в себя самые обыкновенные вещи. Однако даже эти банальности требуют доказательств. Потому что развитие немецкой экономики может основываться на совершенно других причинах; к примеру, на развитии школьного образования, на технических изобретениях, которые облегчили труд, подняв его производительность, на немецких женщинах, которые нарожали, в конце концов, массу здоровых мужиков-работников, ну и т. д. В этом вопросе, как нам кажется, конкуренция среди желающих возложить лавровый лист на золотой стандарт нигде так не высока.

В общем, нужны твёрдые доказательства. Мы должны найти критерии качества денег. Мы должны определить, является ли золотой стандарт таким катализатором обмена продуктов, который сам по себе может объяснить рост - и взрывной - экономики.

Если золотой стандарт ответственен за небывало широкий обмен товарами, то результатом этого должно стать безопасность, дешевизна обменов, а это всё в свою очередь должно УМЕНЬШИТЬ количество народа, занятого в коммерции и торговле (не производстве). Сей посыл слишком очевиден, чтобы ему самому требовалось доказательство, ибо, если мы улучшаем дороги, которые служат для перевозки грузов и товаров, то возрастает производительность транспортных средств, перевозящих эти грузы, следовательно, если количество перевозящих остаётся тем же самым, что было и до УЛУЧШЕНИЯ дорог, то это количество перевозящих НЕМИНУЕМО должно снизиться рано или поздно. С той поры, как пароходы сменили парусники, количество морских перевозок возросло в сотни раз, а количество матросов - снизилось.

То же самое должно было, по идее, произойти и с коммерцией в целом, если золотой стандарт соотносится с деньгами - ракушками-каури, как пароходы с парусниками, или как динамит относится к топору.

Но ведь мы-то наблюдаем всё в точности до наоборот!

"Ранее общее количество торговцев составлял от 3% до 5% к собственно работникам; теперь уже 13-15%, а иногда даже 31%. И именно активность этого слоя населения (стоимость коммерции) формирует всё возрастающую пропорцию в росте цен", - говорит Шмоллер ("Коммерция в XIX-ом веке", газета "Ди Вохе").

Коммерция, вместо того, чтобы скукожиться под бременем обстоятельств, затрудняющих её развитие, ежедневно растёт как на дрожжах. С золотыми монетами на руках в качестве средства обмена не меньше, а больше народа нуждается в обмене товаров, и эти люди уже обладают лучшим образованием и имеют лучшую коммерческую практику. Вот немецкая статистика по профессиям:

 1882 1895 1907
Население Германии45 719 00052 001 00062 013 000
Численность работников7 340 78910 269 26914 348 016
Численность лиц, занятых в торговле838 3921 332 9932 063 634

Из этих цифр мы видим, что рост численности торговцев превышал совокупный рост численности работников (в промышленности, коммерции, сельском хозяйстве). Общая численность возросла с 7 340 789 to 14 348 016, или на 95%, тогда как число занятых в торговле выросло с 838 392 до 2 063 634, т. е. на 146%.

Эти цифры свидетельствуют о том, что с той поры, как золото было принято в качестве денежного стандарта - коммерция стала более трудным видом деятельности.

На это можно возразить, мол, за прошлые десятилетия многие производители прошли путь от примитивного производства до такого разделения труда, особенно в сельском хозяйстве, что они всё меньше и меньше потребляют сами из произведённого, а больше поставляют на рынок - на продажу. Это так, и это увеличивает количество продающих. В деревнях практически не осталось ручных прядилен, почти вся пряжа ныне производится на фабриках.

Да и просто работник, благодаря улучшенной производительности труда, теперь производит больше товаров, если судить и по качеству и по количеству, чем прежде. Именно поэтому на рынок выходит гораздо бОльше количество товаров, чем ранее, и это, разумеется, увеличивает численность тех, кто продаёт эти товары непосредственно, занят продажей, как деятельностью. Если для продажи хлопчатобумажного полотна, производимого 10-ю ткачами, требовался один торговец, то для тех же 10-и ткачей, производящих в два раза больше полотна, требуется уже ДВА торговца.

Возражение принимается, но с другой стороны, следует помнить, что работа коммерсанта не в последнюю очередь очень зависит от его организации и изобретательства. С введением золотого стандарта в Германии наши монеты стали соотноситься друг с другом по десятиричной системе (100 пфеннигов = 1 марка) (и хотя это и не зависит от собственно золотого стандарта, что доказывает английская монетарная система), введены также: метрическая система мер и весов, открыто множество коммерческих школ, готовящие профессионалов в торговле, приняты новые и лучшие законы о коммерции, появились консультанты, стала развитой и удобной почтовая система (дешёвая отправка писем, посылок, денежных переводов и т. д.). Добавьте к этому телеграф и телефон, стенографию, печатные машинки, кассы, чеки и другие виды счетов и денег, а также их обработки в банках, более "продвинутые" способы рекламы, кооперативные общества потребителей; вкратце, коммерция за короткое, в общем-то, время - каких-нибудь тридцать лет - изменилась в лучшую сторону. И наконец, образование бизнесменов от коммерции стало таким, что позволяет двигать торговлю небывалыми темпами. Если же даже образование коммерсантов не улучшило торговлю так, как должно было по идее, и количество коммерсантов НЕ уменьшается, а УВЕЛИЧИВАЕТСЯ, то коммерсант, выходит, просто идиот, раз платит более высокую зарплату своему обученному помощнику, а то и нескольким. Ведь он платит высокую зарплату, потому что полагает, что тот делает больше полезной работы, т. е., в рамках коммерции - ПРОДАЁТ больше, чем его необученный коллега.

Если рост производства товаров компенсируется возросшей эффективностью коммерческих организаций, то рост в пропорции тех, кто ныне занят в коммерции, по отношению к тем, кто производит, выглядит устрашающе смехотворным, очень уж велик. А это уже наводит на мысль о том, что "результат", достигнутый золотым стандартом, не так однозначен.

Но приведённые выше цифры дают нам только количество занятых в коммерции, а нам более интересен общий рост доходов и прибылей в коммерции. Это-то, опять же судя по цифрам, возросло тоже. Мы не можем вычленить эти цифры из количества занятых в коммерции, поскольку средний доход человека, работающего в торговле, выше, чем средний доход среди ЛЮБОГО работника.

Чтобы оценить эффект предлагаемой нами монетарной реформы на торговлю, следует подсчитать статистически верно общую прибыль коммерции, т. е. разницу между ценой товара с фабрики и ценой этого товара в рознице. Розничная цена минус цена производства и равняется общей прибыли коммерции. Если взять правильные и верные цифры, то сразу станет видна стоимость коммерции в одной стране, а также станет видна эффективность или неэффективность конкретной денежной системы, действующей в ней. Есть причина, по которой без труда верится, что статистика легко докажет то, что и так все предполагают, что коммерция ныне "имеет" в себе прибыль, составляющую до трети от себестоимости продукции (товаров)! Иными словами, на каждые 1000 тонн продукции цену 333 тонн кладут себе в карман торговцы.

ПОЧЕМУ ТЕОРИЯ ПРОСТОГО КОЛИЧЕСТВА, ПРИЛОЖИМАЯ К ДЕНЬГАМ - НЕ ДЕЙСТВУЕТ?

В оглавление

дезинфекция клопов